Челобитная инока Аврамия [1670 г.]

 

Царю государю и великому князю Алексею Михай­ловичу, всеа Великия и Малыя и Белыя Русии са­модержцу, бьет челом богомолец твой, грешной чернец Аврамей, на властей великого Московского государьства твоего. Оне власти остригли меня, бого­мольца твоего, и сняли клобук, и камилавку, и мантию, и градскому суду предали. И со 178 году, февраля с 13-го числа, и до сего времени держим за крепким караулом, яко злодей. А вины никакия пред ними властьми не обретаю; толко мало изрек им правду о догматех церковных, яко зело много блужения в книгах их правления объявилося, оне же власти сего ради на худость мою прогневалися. И молю, грешник, изволь, государь, милостиво послушать своего богомольца и не яростию обличи, ни гневом накажи грешника, хотящаго тебе, госу­дарю, мало изрещи о утвержении царствия твоего и о умирении святыя, соборныя и апостольския восточныя церкви, породившия тя во святей купели святым крещением, о нейже многажды молили и били челом тебе, великому государю, во многа времена мнози отцы и братия наша, чада церков­ная, имущи велику ревность во благочестии, и челобитныя тебе, государю, подали, и в них засвидетельствовали от божественных писаний, яко раскола ради церковнаго велик гнев Божий бывает и всем православным християном душевная пагуба от настоящаго ныне злочестия и от насилия отступнического. И того ради молиша тя страдалцы и юзники о Христе, столпи православия: священный страдалец и от Бога помазанный протопоп Аввакум и Лазарь священник, обличитель Никона еретика, емуже язык до вилок отрезали, Христовою же благодатию паки ясно говорит и еретиков обличает; и паки ему же язык отрезаша и руку десную отсекли, дабы на еретиков не писал обличителных словес. Тако же и Епифанию иноку, язык отрезаста же за слово Божие и за свидетельство  Ісус Христово и руку десную отсекли; но пресвятая Богородица дарствовала своему рабу язык доброглаголив, якоже и Лазарю, явлением божественнаго пророка Илии. Тако же и священному диякону Феодору, велику ревность имущему во благочестии, и тебе государю зело добра хотящаго, и паче иных в божественном писании потрудившася и много полезнаго церкви ведуща, емуже за догматы церковныя язык двократы отрезаша и персты у десныя руки отсекли. Стефану же, по прозвищу Черному, иже некогда бывый дьяк в Нижном Новеграде, емуже двократы язык урезан за церковь Христову, церковь же его исцелила и светлоглаголива устроила. И прочии с ними, страждующии о Христе, возвещали тебе, великому государю, дабы ты умирил матерь нашу миром Христовым, святую церковь, а не мечем, ни узами, ни темницами, ни гладом, ни жаждею, ни изгнанием ни разлучением друга от друга, мужей от жен своих. И ты, царю, о всех вышереченных неумолим, пребыл еси: а они тебе, государю, во всех молебных писаниях возвещали, яко быти великому гневу Божию в державе царствия твоего, преступления ради отческаго предания церковных догмат. И ты, государь, пекущихся зело о святей восточной церкви, и о спасении твоей царевы души, и о утвержении царьствия твоего, страдалцов моления во всем презрел и благаго их совета уда­лился, и послушал совета злоласковцев мира сего и отступников православный веры, гонителей християнских, нынешних властей, учеников Никоновых, о нихже вселенский учитель святый Іоанн Златоустый в беседах разсуждает на послание Павла Апостола, яко, по отречении своем, приуготовит иных, да делают лютая.

И воистинну, государь, ныне оне, власти, паче того богоотступнаго Никона, правоверных християн люто озлобляют, а православную веру до конца истребляют, или рещи, яко и всю искоре­нили. И таковым злым своим советом и правлением лукавым и тебя, государя, на гнев при­вели, еже оскорбляти страдальцов, языки резати, дабы не глаголали о истине, и руце отсекати, дабы не писали на прелесть их обличителных словес от божественных писаний; а иных многих и в струбах сожигали, от нихже тебе, государю, о едином, воспомяну, о блаженном Исаии. Дивен сей муж был в добродетелех и житие действенное проходил, и премудрости и разума исполнен и благодать Божия бе на нем, и кровь свою пролиял Христа ради, и душю свою положил за слово Божие и за свидетельство Ісус Христово. О таковых же рече Господь во Евангелии: всяк убиваяй вас мнится службу приносити Богу. Иных же иными муками мучат, изгнанием и заточением, и всех страшат, дабы их християне боялися и от правыя веры отступали к их прелести.

И некогда ты, государь, послушал сосуда сатанина, богоотступнаго Никона, изыти на брань чрез волю Божию, казнь на вся страны привлече, забыв пророка, вопиюща, паче же и моляща Бога на таковыя: разрушить языки хотящая бранем. От того часа и доднесь всякое нестроение и междоусобная брань. И егда ты, государь, изволил послушать темных властей, учеников Никона еретика, и православных християн со 178 году гонити и мучити неповинных без милости, и сего ради постиже гнев Божий державу царьствия твоего. И якоже страдалцы тебе, государю, прежде во своих писаниях известиша, тако и сотворил Господь. В прошлом 178 году, в лете, от празника Пасхи Христовы, было в твоем московском государьстве болши тридесяти пожаров, и воздуха нерастворение, и от великих зноев многая хлебная недорода; потом же ныне и всепагубныя беды в державе царствия твоего. Яко же писание глаголет, что Гог и Магог востающе друга на друга, и много крово­пролития будет по всей земли, всем воем секущимся: или Скифстии языцы друг на друга возстающа, по свидетельству Іоанна Богослова; или яко же рече Господь во Евангелии: труси будут по местом, страхования же и знамения с небесе будут, вся же сия начало болезнем; или якоже рече ангел ко Ездре о знамениих последних: приидет, рече, время последнее, живущии на земли обременени будут даньми великими, и скрыется путь правды, и будет царство неплодно от веры, и труси будут по местом, и огнь безпрестани опу­стится, и в сладких водах сланы обрящутся, и тогда разум в хранилищи своем разлучится, изыщется от многих, и не обрящется, и неправда же и  невоздержание умножится на земли. И паки ино писание глаголет: пред пришествием, рече, Христовым велие будет смятение в вере. И ничто же тако разгневает Бога, якоже раздор церковный, и ничто же тако раскол творит в церквах, якоже любоначалие во властех. И сего ради гнев Божий сниде в державу царьствия твоего, отец на сына, и сын на отца оружие воздвиг, такоже и брат на брата. И по многим градом и весемь таковому гневу Божию случися быти, и от того междоусобия многия грады и веси разорилися. Прости, государь, аз, грешник, в заточении сидя, слыших о сем, и в болезни сердца возопих с пророком ко Господу: ох! ох! Господи Боже! милостив буди мне грешнику рабу своему; возми душу мою от мене, да не ктому слышу о людех твоих таковыя скорби и всего мира, смущение. И воистинну, государь, аще не умиришь церкви, не бу­дет мирно царьство твое, но начало мятежем, и к большей погибели приходит: понеже, госу­дарь, твоим попущением еретики церковь Божию развратили зело и вся церковныя правыя догматы истребили без остатку, якоже и прежде писах ти о сем. Понеже, государь, велика прелесть в но­вых книгах объявилася и неисправление. А возбраняющаго несть, разве тебя, великаго государя, аще восхощеши и мощно ти есть. Не погуби души своея во веки, пречистыя ради Троицы. Видим бо тя зело утомлена и смущенна от еретика Никона и учеников его.

Послушай, самодержавне, побеседую с тобою, яко усты ко устом; ис темницы, яко из гроба, тебе глаголю о ныне наченшемся времени и о пестрообразной антихристовой прелести, по числу зверя 666. И о сем помолчю и слезами потру.

Послушай, Михайлович, о новых Служебниках, иже при Никоне богоотступнике и после его отречения и изникновения: по се время выходов до осми было, а все меж собою не согласны. А прежде напечатали Служебники зело стройны и исправны; а егда взял, к себе из Соловецкаго монастыря ссылнаго черньца Арсения, известнаго еретика, по свидетельству отца его духовнаго, яко трижды Христа отрекшася, учения ради философскаго, и посадил его на печатной двор Никон, сана изверженный, и, стакавшися с ним, напечатали Служебники таковым переводом, что и слухом не слыхано. А те похвалные свои Служебники похулил; и тем он сам собою ложь показал. И сего ради преданию его нечего верить, ни учеников его нелзе слушать, понеже святых оболгал и законы их разрушил. И аще, государь, изволишь нам с ними, властьми, дать свой праведный суд: и мы за помощию Божиею будем тогда их от божественнаго писания обличать. Да и делы своими они, власти, себя явно показуют всем, яко не истиннаго учителя ученицы, но в прелести сопротивника пребывают, по числу, еже о нем, 666, якоже Апостол глаголет о сем: всякое древо от плода явлено бывает, тако и человек от дел своих познавается.

Изволь, государь, послушать: ис темницы, яко из гроба, тебе глаголю, седя за крепким караулом в духовном Содоме и Египте: приклони милостивно ухо свое ко изгнанным правды ради. Извещу тебе их студное и гнилое дело и чюже святыя, соборныя и апостольския, восточныя церкви. И егда сперва брали меня оне, власти, в рекомыя вселенския па­латы, и много ласкали, чтоб принял их новую Никонову веру; аз же Павлу митрополиту изрек: владыка разсуди сам о себе: нас приводишь в новую веру, а сам еще не исправился по той своей вере. Пишет Василий Великий: креститися подобает, яко прияхом; а веровати, яко крестихомся. Да и много есть о сем в писаниих святых, яко не правое крещение, не вменяется в крещение но паче во осквернение. И посему зле крестивыйся добре веровати не может. И вам подобает снова и креститися. И егда исправитеся сами совершенно по своей вере, тогда и прочих учите, понеже учителю подобает учити и творити; вы же сего сами не творили, а иным повелеваете творити. И два крещения восприяли есте, а не так, якоже прочим повелеваете ныне креститися. Сего ради учение ваше неприятно ныне нам, но и зело блазнено. И Павел митрополит сего ради моего малаго речения, яко зверь разпыхался, и не усидел на месте своем, и пришед близ мене, взем мя левою своею рукою за бороду, правою же нача мя по ланитам бити, и збивши с меня на пол клобук, и камилавку, и мантию, и простовласа водя мя за бороду по полате, говорил: я за крещение свое стану; крестился так, как мы ныне на соборе исправили крещение с Никоном. И вопрошая, говорил мне: скажи-де, что превращение в ста­ром и в новом крещении? Аз же, видех такова сурова и безчеловечна, премолчал. И любезно ми сие зело, яко сподоби мя Господь таковаго дара великаго: за имя свое пречистое биена быти по ланитам архиерейскими рукама.

А егда, государь, в то время власти брали меня в полаты: и паче прежняго ласкали, чтоб к их прелести приступил. И много было того, и от многа мало возвещу тебе, государю. Егда начали мя власти о первом вопрошати, что превращение в старом и в новом крещении: и я им сказал о превращении, да и тебе, государю, ныне извещу, яко зло суть крещение, умышленное Никоном богоотступником, и первое превращение в нем.

 

О первом приложении к Символу православныя веры.

 

В символе православныя веры к пресвятому имени Господа нашего Ісуса Христа, нареченному от Господа святым ангелом, приложил Никон, сана изверженный, со Арсением еретиком, и напечатали сице: и во единаго Господа Ісуса Христа. И о сем, государь, их мудровании лукавом писано в предисловиих Апокалипсисов толковых Острожской печати, яко сия Керинфа ере­тика прелесть, и сей злочестивый Керинф тако мудрствовал, последуя Несторию проклятому. Той бо злочестивый Несторий Господа нашего Ісуса Христа на два состава разделити не убоялся: иного Бога Слова, от Отца рожденнаго, быти  глаголаше, иного же от Марии рожденна человека. Сего ради окаян­ный и пречистую Богородицу, святую Деву Марию, неизреченно Слово Божие рождьшую, не нарицаше Богородицу, но Христородицу, улишая окаянный Сына Божия божества, тако и рождьшую Его Матерь — богородичнаго звания. Святии же отцы, много того наказавше, не возмогоша обратити; но, востав, отъиде от них с шестию епи­скопы единомышленными ему. Святии же отцы собором, по святым правилом, того осудиша; Господа же нашего Ісуса Христа во едином составе, во двою же естеству, божества и человечества, проповедаша, и пречистую Его Богоматерь воистину истинную Богородицу проповедаша. Сему же подобно Несторию отступник Никон со уче­ники своими умысли, и сим начертанием, приложением литеры единоя, весь символ православныя веры исказили, последуя окаянному сему Несторию еретику, приложили ко Ісусову имени литеру иже. И сие их мудрование зело хулно и нечестиво. И сею прибавочною литерою ижем отделяют человечество Сына Божия во ин состав от бо­жества везде в новых своих книгах. А прилагаючи  иже ко Ісусу толкуют богохулно: i де образует божество во Христе, а иже де человечество. А слово, и ер, и хер и рцы, и твердо у них не растолковано, что теми словами во Христе исповедуют пияныя философы окаянныя. И Наввина Ісуса, и Сирахова Ісуса, и Оседекова Ісуса равны Сыну Божию сотворили ныне, по своему их лукавому тол­кованию: понеже и тем Ісусом, рабом и простым человеком сущим, по лишней же литере, еже есть иже, приложили. Так и те, по их мудрованию, богочеловецы стали прилагателнаго ради ижа. И что есть злее мудрости сея? И люто воистинну, государь, сие мудрование их и скрыто, коварно зело; толко от разсудителных не утаилося, но и зело ясно от божественных писаний обличилося. Еже рещи Іисус, то стало два состава и два сына, четыре лица в Троице, а не три; Троица бо имянуется трисоставная, три лица, три составы, а существо и царство и господьство едино. Во Христе бо два естества исповедуются, и две воли, и два хотения, и два существа: единосущен Отцу по боже­ству и единосущен Матери по человечеству; состав же един. И мы, правовернии, не во двою лицу разделяем, но во двою естеству несмесно познаваем. А что отступник Никон со Арсением еретиком напечатали и приложили литеру ко Ісусову имени  хулно, еже рещи Іисус, то стало два состава. И сие по граматическому разуму соуз; а по осмочасному Іоанна Ексарха слову, то различие именуется, и стало два имени, а не едино. Посему явная сия ересь проклятого Нестория, якоже выше сего рехом, иже два Сына исповедуют, разлу­чая Сына Божия от человечества. Пишет о сем и во Алфавите зело страшно, сице: по граматике анафема, егда убо есть прикладное имя обоих числ всякаго рода, и тогда тоже, еже есть проклят и осужден и отлучен; и паки глаголется анафема, аки некое высочайшее проклятие или отлучение; паки анафема полагается за отлучение. И в первом послании Коринфом глава 12: Златоуст святый различие волхву и пророку полагает, яко никтоже Духом Божиим глаголет анафема Ісус, сиречь никто же Духом Божиим вдохновен глаголет самому Ісусу: ты еси анафема, сиречь разлучен от Бога, и Отца и Святаго Духа, или божество твое разлученно есть от человечества, или нечто ино ложно рещи. И паки той же Златоуст в беседах разсуждает сие апостолское слово разумно зело и глаголет, яко аще видиши кого не вещаюша имени Ісусова, или проклинающа его, разумей по сему, яко волхв есть. Ныне зело разумно верным, яко Никон богоотступник прилагателною литерою разделяет человечество Сына Божия во ин состав, якоже выше рех, и сицевым мудрованием окаянный, якоже и Несторий прокля­тый, в тварь низводит Слово Божие, и волхв есть, якоже святый Златоуст глаголет, иже не вещает имени Ісусова право, но еще и проклинает окаянный адов пес, по оному, вышереченному в беседах разсуждению. Такоже и дру­гое: никтоже может рещи Господа Ісуса, точию Духом Святым, и егда видиши некоего тако глаголюща, разумей, яко духовен есть.

 

О втором нарушении в символе православныя веры.

 

Да еще, государь, в том же символе право­славныя веры литеру аз выняли, помогаючи Арию еретику, и глаголют: рожденна, не сотворенна. А подобает  глаголати: рожденна, а не сотворенна. Они же согласишася со Арием; идеже бо речено бысть на посрамление Ариево: рожденна, а не сотворенна, тако (тамо) лукавии, Ария друга своего оправдати хотяще, многосилную литеру аз отъемше, рожденна, не сотворенна с жидами глаголют, еже бо рещи: не сотвори Бог сего, еже рождену быти Христу, в негоже християне веруют. Ты же смо­три, како едина литера по действу сатанину весь мир убивает. Безбожный бо Арий богохулныя гла­голы на Сына Божия изрече, глаголя того быти рожденна и не сотворенна, а не единосущна Отцу. И того ради собра Дух Святый первый вселенский собор, яко да прокленше ересь его и самого не­прощенной анафеме предавше. Сына же Божия проповедаша Господа нашего Ісуса Христа Бога истин­на, от Бога истинна, рожденна, а не сотворенна, и единосущна отцу: а не тако, яко Арий блядословит, или помраченная прелесть Никона отступ­ника. Он бо, окаянный, со Арсением еретиком изблева, оправдаючи Ария еретика, тако предавша глаголати: рожденна, не сотворенна, и сим отъятием ископа ров прелести роду християнскому по действу лукаваго сатаны. Прочти, царь государь, сам тот свиток, иже написавши подал нынешним архиереом священный страдалец Феодор диякон, колики  тмы свидетельства приводе о символе веры и о истинном Дусе. И те речи во всех книгах еще неизменны, что ни есть на свету, еже есть: рожденна, а не сотворенна; и: во единаго Господа нашего Ісуса Христа, а не Іисуса; и: егоже царствию несть конца.

 

О третием нарушении в символе.

 

А что отступник Никон напечатали со Арсением еретиком: не будет конца, и сего отнюдь нет ни в которых, земель книгах не будет конца, но везде несть конца. А несть конца и не будет конца, ей царю, не един, разум в том, но велие разсечение. Не будет глаголющии конца, велик приступ дают жидом, ждущим антих­риста. И о всех сих, государь царь, вонми себе и от глубокаго сна прелести востани. И за единой аз, что ныне истребили из символа, последующим вам быти всем во аде со Арием еретиком. На того бо той положен, яко мечь обоюду остр, и та едина литера хулнику Сына Божия чрево растерза и проседеся на землю. А нынешним темным властем века сего, Бог им воздаст по делом их. Мудри мнящеся быти, воистину обьюродеша.

Несть ныне время переправливати веру, но вре­мя есть, еже ждати Сына Божия с небес, скоро хотящаго судити вселенней в правду. Не коснит бо Господь, якоже нецыи коснение мнят, но грядет скоро, по Апостолу. А сам сладкий наш свет Ісус глаголет: не обрящу, рече, веры своея на земли, разве не во многих, крыющихся в пустынях и горах [Лк. 88]. Ей, ей будет тако, царю. Уста бо Господня глаголаша сия. Воньми себе, Михайловичь, Бога ради, о сем, и внимай себе, да спасешися. Дай праведный суд зде нам со отступники, от Никона мудрость приемшими, да будущего суда тамо избежиши. Вся бо тягота церковная ныне на твоей выи висит; а на вла­стей ныне ни на которых нечево смотрить, вре­мени служат, а напред не озираются беднии пастуси. А ты, государь, аще на суде Христове хощеши стати прав, дай нам зде суд прям. А то не християнское дело, что мучити и озлобляти. Гонимый християнин Христа в себе носит, а гонящий сатане работает. Воспомяни, государь, последния дни и вонми Христовым словесем, како скончатися будет век сей, и каковы прелести антихристовы настанут. Ей, государь, малии познают, а живущии на земли все тому поклонятся. И ты, государь, благоразсуди себе о сем; всех собрав вкупе, а не заочно суди; и всякаго слова сам услыши, да и сам от Христа услышан будеши и царство Его наследиши; и аще восхощеши, и мощно ти есть. Приклони ухо твое ко изгнан­ным, правды ради. Что отступники символ православныя веры раздрали и святых отец предание попрали. Святии предали глаголати: Его же царствию несть конца; а глаголющии вместо несть конца не будет конца, тии присвояются жидом, ждущим антихриста; распятаго Господа на­шего Ісуса Христа отвергошася. Послушай, госу­дарь, и внимай себе, что глаголет писание: воцарившуся Христу, глаголет церковь: Егоже царствию несть конца. А они, отступницы, ученицы Никоновы, начало царствия Христова отвращающеся, глаголют, яко-де прежде рождества Хри­стова глагола архангел: царствию Его не будет конца. То вправду глаголют; но сия глагола архангел прежде рождества Христова, Бога нашего, яко предгрядущему царствию Христову. Егда ро­дится Христос и егда воцарится Христос, тогда царствию Его несть конца. Прежде бо рождества Христова несть мощно было рещи: царствию его несть конца; егда же царствует Христос и не преста царствовати, то несть конца. Кто во Хри­ста верует, той весть, еже не блазнити кого и блазнится не подобает. Рече бо Господь во святом Евангелии: горе тому человеку, имже соблазн приходит, лучше бы ему не родитися. Ученицы же Никоновы, символ православныя веры раздрали: вместо несть конца, положили не будет конца [якоже унияты, егда на запад (к римскому костелу приступили, тогда) и в своем символе положили: не будет конца. И в Духа Святаго животворящаго, а истиннаго отъяли, и прочия догматы церковные по своему хотению они разрушили]. А кроме того отнюд ни в которых книгах не обретается; везде несть конца. А инде врази Божии напечатали во псалме: Господи прибежище был еси нам. А в старых печатех положено: Господи прибежище бысть нам.

Вонми, государь сему писанию, и благоразсуди себе: с коею верою хощеши стати на страшном суде Христове пред тмы ангельскими и всею вселенною.

Еще побеседую с тобою, яко усты ко устом. Ис темницы, яко из гроба тебе глаголю, и вни­май себе, да спасешиея. Помилуй единородную душу свою, пресвятыя ради Троицы, и вниди паки в первое свое благочестие, в немже ты порожден еси, и даждь суд праведный со отступником Никоном и ученики его.

 

О четвертом нарушении в символе православныя веры.

 

И что оне в том же символе напечатали: и в Духа Святаго, Господа, животворящаго, а истиннаго отъято, и сим оне нарушением не токмо всею церковию возмутиша, но и всею тварию, небом и землею, потрясоша, извержением истиннаго из символа. И о том свидетельствует сам владыка Христос в пресвятом своем Евангелии трижды. Первое: еще любите Мя, заповеди Моя соблюдете, и Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами во веки Дух истинный [Iоан. 48]. Второе: егда приидет Утешитель, Его же Аз послю вам от Отца, Дух истинный, иже от Отца исходит, той свидетельствуют о Мне [Iоан. 52]. Третие: много имам глаголати, но не можете носити ныне; егда же приидет Дух истинный, наставит вы на всяку истинну. И ныне те свидетельства Христовы страшны, и преступник тем Христовым свидетельствам боюся быти; да и вас молю не преступати богословии Господа нашего Ісуса Христа, поминая прещение Владычне: отметаяйся, рече, Мене и не приемляй глагол Моих, имать судящаго, слово, еже глаголах, то судит ему в последний день. И паки страшнейшее запрещение Владычне поминаю, еже рече в пресвятом Евангелии ко прелагающым пределы вечныя и непови­нующимся богословии Господа нашего Ісуса Христа; вы отца вашего диявола есте и похоти отца вашего хощете творити; он человекоубийца бе искони и во истинне не стоит, яко несть истинны в нем; егда глаголет лжю, от своих глаголет, яко ложь есть и отец лжи. Аз же зане истинну глаголю, не веруете Мне. И Богослов Іоанн в послании своем такоже запрети страшно: всяк, рече, преступая и не пребывая во учении Христове, Бога не имать. Тако же паки Христос рече: Мое учение несть Мое, но пославшаго Мя; и аще, рече, пребудете в словеси Моем, воистинну ученицы Мои будете. И разумеете истинну, и истинна свободит вы. Учи­тель же славяном, верховный Христов апостол, Андрей первозванный, просветивый Русскую землю святым крещением и в Патрех Ахайских, Христа ради, распят бысть, стремглав повешен, и, мучен, учаше предстоящих народов, верных сонм, глаголя тако: веруйте в Бога Отца истиннаго, веруйте в Сына Божия, Господа нашего Ісуса Христа, Бога истинного, веруйте в Духа Святаго, Господа истиннаго. Такожде и ученицы, Ахайских церквей пресвитеры и дияконы, пишут всем церквам по вселенней, иже суть на востоце, и на западе, и на юзе, и на севере: мир вам всем, иже веруют во единаго Бога, Троицу истинную, истиннаго Отца нерожденна, истиннаго Сына единороднаго, истиннаго Духа Святаго, от Отца исходящаго и на Сыне  почивающаго; и приложиша: сию веру прияли есмы от святаго Апостола Хри­стова Андрея. Такоже и Григорий Богослов пишет в слове на Пятдесятницу и в слове на святое Богоявление [Соборник]. [Никита же, епископ Ираклийский те ево слова ясно толкует]. Тако же пишет и Василий Великий в книзе своей [о постничестве], в слове о непорочной вере. Златоустый же Іоанн в слове о оглашении пишет сице: верую во Святый Дух истинный, иже от Отца исходящ, троичное исполнение, на того упо­ваю, на мое освящение. Сим поучайтеся душею и языком всегда. Сия душею и языком вопите всегда [Маргарит]. Блаженный же Іоанн Дамаскин в слове в неделю православия пишет сице: вы же, о честнии послушателие Христовы, древним последуйте гласовом пророческим, и писанием апостольским, и отческим уставом, известно держитеся и твердо веруйте. Тем бо ваша душа сохраните, еже не отторгнутися его с человекоубийцем и льстивым врагом дияволом. И цело, и непорочно, и непоколеблено сохраните себе, свиток имуще право­славный единосущныя и неразделимыя Троицы, той в руках ваших держаще и всем показующе. Да яко усты и языком, такожде и умом той да прочитаем и веруем, еже есть: верую во единаго Бога, и прочая: и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго, иже от Отца исходящаго, иже со Отцем и с Сыном спокланяема и зславима, имже вся освящаются [Собор. л. 321]. Такоже и в Книге о вере пишет, и приводит тамо: всех седми вселенских соборов и десяти поместных, иже Богом собрании святии и богоноснии отцы, в нихже быша мнози знаменосцы и чюдотворцы, и свидетельствуют, что во исповедании православныя веры и в Духа Святаго Господа истиннаго и животворящаго глаголати подобает. Тамо же пишет, яко сие истинное исповедание святии мученицы кровию своею запечатлеша. И те свидетельства приемлю и верую, якоже они свидетельствуют.

И како убо, государь, толик облак свидетельств презрети, а единому Никону отступнику со Арсением еретиком поверити? Како убо ныне москви­тяне и вси великоросияне, по приятии правыя веры Сионския седмое сто лет, и к концу прииде, а ныне они нас учат новой вере? И в коем благочестии родилися, и чему училися, и учили коей вере, и в ней воспитани быша сами, и отцы отец их, а ныне за ту веру кленут непокоряющихся их прелести и царскому другому суду отдают, и кровь християнскую вкупе проливают! Темже яве есть разумети, яко нынешныя сея веры предание не Христа истиннаго Бога нашего, но ложнаго антихриста, хотящаго соединение и мир церков­ный разорити, и мятежа и бесчиния исполнити всех. С ним же всех зде началник, и расколник, и льстец Никон, иже, по Божию попущению, грех ради наших, московский епископ поставлен бысть, на пагубу своея души и прочим на соблазн, иже святыя отцы наша оболгал и проклял, предавшия нам апостольскую веру, иже утвержденную святыми отцы на первом и втором, и прочих седми вселенских соборех, на нихже было святых отец, якоже свидетельствует преподобный Іосиф Волоцкий в своей книге Просветитель, в 7 слове, две тысящи свя­тых отец свидетелствуют исповедание право­славныя веры, еже есть: и в Духа Святаго Го­спода истиннаго и животворящаго, иже от Отца, исходящаго. Тако же и поместнии собори свидетельствуют. И сам святый Іосиф глаголал так и веровал: и в Духа Святаго Господа истиннаго и животворящего. В том же слове и на концы прирек: иже сим веруяй истинен израилтянин есть, в немже льсти несть. И хотяй уведати воистинну, каков был той святый муж в богословии и в разуме божественнаго писания, да прочтет ту его святую книгу, и да познает, яко не бысть в Русии ин таков учитель, и жидом и еретиком велик обличитель, и отступникам правыя веры зелный укоритель [Да в книге о вере правой, в главе 4-й пишет, про тех же святых отец седми соборов и девяти поместных, яко вси свидетелствуют: и в Духа Святаго Господа истиннаго и животворящаго]. И како глаголют отметающии истиннаго, и святых облыгают, яко-де истиннаго в символе не положиша? Колько еретиков было и после втораго вселенскаго собора, а ни един не смел рещи на святых хулы, якобы слово Христово преступиша, истиннаго в символе не положиша. Рече бо Христос, мир Духа истин­наго не может прияти, а не святии. Но един враг, отступник Христов Никон со Арсением еретиком сказали, что святии истиннаго не прияша. Аз грешный видях и в харатейных книгах: и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго. И во обители преподобнаго отца Сергия книгу ви­дях харатейную, в четверть: писано в ней о седми вселенских соборех, и на втором, рече, соборе было святых отец 150 на Македония духоборца, и Святаго Духа исповедаша истиннаго и животворящаго, пресвятаго Духа бытие, и единосущна Отцу и Сыну, и тоя же божественныя силы, якоже то самое изложение правыя веры того святаго собора имать в себе предание о Святем Дусе сице: и в Духа Святаго Господа истиннаго и животворящаго, иже от Отца исходящаго, иже со Отцем и с Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки; и во едину соборную и апо­стольскую церковь, и прочая. А кто смеет к тому приложите, или отъяти, на того они клятву положили. Разумети подобает неглаголющим во исповедании православныя веры Духа Святаго Господа истиннаго, яко с Македонием и с Римляны единомудрствуют, тварь глаголюще Духа Святаго. А егда унияты отступили от православныя веры по Христе по тысящи пятьсот девять десят пятом лете, и тогда они истиннаго из символа выняли же. Епископ их униятской Метин [Мелетий] Смотритской выложил, и той зле душу свою изверже. Многие мужи верны о сем свидетельствуют. И в послании Фотия святейшаго патриарха к болгарскому князю Михаилу, и такожде приводит всех седми вселенских соборов, и на седьмом соборе в сим­воле веры так же написано: и в Духа Святаго, Господа истиннаго. Прочти, государь, тот свиток, что подал Феодор диякон: тамо пространнее написано. Да и во Псалтырях со воследованием, что писаны при великих князех, и в них такожде: и в Духа Святаго, Господа истин­наго и животворящаго. А по нынешних хулницах мудрованию, яко святии-де отцы Господа истиннаго не положили. Не буди то от нас. Аще не исповемы Господа истиннаго Святаго Духа, то несть мы раби его. Хвалите, рече, имя Господне, хвалите раби Господа. И аще глаголем Господа, а отмещем истиннаго, честь Духа Святаго, то несть мы ученицы Христовы, и святому его Евангелию сопротивницы: иже, рече  Христос, несть со мною, на Мя есть; иже не собирает со Мною, расточает. А иже ныне глаголют отступницы и пишут, разсылая, едину сказуют речь быти Господа, а греческим-де языком истиннаго, и сие лжюще глаголют и грех на свою главу собирают. Не едино есть: по нашему Господа, а по гречески кирион, по нашему истиннаго, а по гречески алифинон. И сие есть велие различие между теми имать. Многажды и едина речь на двое делится, но не в сем. Символ же есть весь писал святейший Фотий, патриарх цареградский, к болгарскому князю Михаилу, егоже сам и крести, и вся Болгарская земля от того времени благочестие прияла; а Царяграда царь тому князю и восприемник был от святыя купели. И к нему в послании пишет: и в Духа Свя­таго, Господа истиннаго и животворящаго. Да еще, государь, во Псалтирях следованных, в десть, в стихе: Царю небесный, совершенно Духа Святаго истинным не имянуют же и напечатали сице: Царю небесный, Утешителю, Душе истины. Две буквы и тут наш да иже, из истиннаго отъяли, и тем Духа Святаго учинили раболепна, а не самый истинный Святый Дух именуют. И тем, государь, преступили богословие Господа нашего Ісуса Христа, иже рече в пресвятом своем Евангелии: послю вам от Отца Дух истинный. А от­ступницы напечатали Дух истины, и тем хулу навели на Святый Дух. И пишут глаголюще, не подобает нарицати Духа Святаго истинным, но Дух истины. И по сему, государь, не сам собою будет истинен но от истинны. На погибель себе тако мудрствуют, а на святых отец лгут, будто святии на втором вселенском соборе истиннаго в символе не положили де. А в деянии втораго собора писано во многих книгах рукописных и печатных: святии отцы Святаго Духа Бога истин­наго и животворящего исповедаша. Содрогнитеся вся неглаголющии во исповедании православныя веры Духа Святаго Господа истиннаго. И отметаяйся глагол Спаса Христа, по Спасову пречистому слову: вы отца вашего диявола есте, он человекоубийца, бе искони, и во истинне не стоит дух, но дух лу­кавый, и свойственно ему не истинный зане ложь есть и отец лжи. Не от сих ли началнешаго глаголете во своей вере животворящего? Престаните, молю вы, престаните от сицеваго неправославнаго мудрования и послушайте богословии Спаса Христа, и покоритеся священным словесем святых и богоносных отец: Дионисию Ареопагитскому, Василию Великому, Григорию Богослову, и Іоанну Златоусту, Афанасию и Кириллу Александрийским епископом, и Григорию, Неокесарийскому архи­епископу и чюдотворцу, и преподобному отцу Іоанну Дамаскину, и прочим святым всем, и седми собором вселенским.

 

Како святии отцы предали символ православныя веры и утвердили.

 

Иже предаша нам во святей соборней и апостольстей церкви глаголати и исповедати: и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго. Сия вера Христова, сия вера апостольская, сия вера проповедана бысть от конец до  конец земли по вселенней, сия вера писанием святых и богонос­ных отец и вселенских учителей утвержена, трудами исповедник и кровми мученик украшена, и на седми вселенских соборех запечатленна седмию златыми печатьми. И егда совершися тайна Божия, повеле Господь вострубити седмому ангелу, и со ангелом воструби вся вселенная: проклят приложивый, проклят отъемляй от преданныя нам святыя веры. И паки: аще кто в той седми вселенскими соборы утверженной правде пребудет, спасен будет; а кто отступит, или в чем порушит, погибнет во веки. И сего ради во исповедании православныя веры уже несть потребы претворяти, или отъяти, или пременити, понеже на всех еретиков грянуша седмь громов гласы своими, и седмию светилники обличиша потаенныя волки, и в седмь труб на тех вострубиша, и душегубное тех учение потребиша, и самех вечному огню предаша, глаголаша же и написаша сице: аще кто инако дерзнет что вново установляти и проповедати, а не тако, якоже святии апостоли предаша и святии отцы утвердиша, то уже к разрушению и разорению есть, а не начаток проповеди и вере, но и всей твари скончание приидет.

Засвидетельствуем тебе, государю, небом, и землею, и всею тварию; и аще не умириши церковь, царьство твое мирно не будет, но к большей погибели приходит. Понеже ничто же тако может потрясти землю, якоже непослушание словеси Божия, якоже приточник глаголет: не прелагай предел вечных, яже положиша отцы твои. И премудрый Соломон глаголет: законы бо отеческия преставляти, несть твердо. А кто подвизает нечто от догмат святых и богоносных отец, сие ктому не подобает звати смотрение, но преступление преданных догмат и на Бога нечестие. Святии бо отцы всею истинною свидетелствовавше не порушити отнюдь от иже во исповедании святыя православныя веры мало, или велико, ни гласа, ни склада, тамо положеннаго, предвизати или пременяти; но цело подобает хранити то всею силою и вниманием, яко зеницу ока, да не под анафему толь многих и тако великих и богоносных отец себе положим. Понеже писано, рек: иже от здравыя веры аще и малейшее что преложит, всю повреждает. Тако же Исидор Пилусийский, сему последуя, глаголет: отмещущии или что приложити смеющии к богодухновеным словесем единым от двою недугуют: или не веруют Духом Святым реченному во святых писаниих или суть не вернии, или себе непшуют мудрейших Святаго Духа; не то, ино иное, токмо беснуются. И толик убо облак о сем свидетелей имеюще святых и бого­носных отец, иже на седми вселенских соборех седмь крат собравшихся, истинную веру утвердивших и запечатлевших, никакоже преступати смеюще, якоже писано: не прелагай предел вечных, яже положиша отцы твои. Аще бо велеумный Ориген, сын нарочита благочестива мужа Леонида, последовал бы богоносных отец учению, не бы в таковую гибелную ересь впал: иже бо прежде потоки источи учения, последи же, на свое велемудрие уповая, истинны погреши, яко хулныя и смертоносныя глаголы изрече на Христа  Бога. Сего ради Божия помощи обнажен бысть, во дно адово низведеся. Тако и Арий, и  Мекедоний, и Несторий вепрь дивий, Диоскор и Евтихий, Сергий, Пир и Павел, Петр, Кирил Александрийский, Феодор [Фаранский] и инии мнози еретицы, аще бы последовали богоносных отец учению, не бы в пагубныя ереси впали: но понеже, на свое мудрование уповающе и богоносных отец учения не держащеся, темже в глубину пропасти низринушася и в конец погибоша. Такоже, государь, аще бы отступник Никон, и Арсений еретик, и нынешния власти последовали святых отец преданию: не разрушали бы законы запечатленныя и не прелагали бы предел вечных. Апостол бо Павел таковых проклинает сице: аще мы, или ангел благовестит вам паче, еже благовестихом, анафема да будет. Закон бо Господень непорочен, николиже поправления требует, словеса бо Господня, рече, сло­веса чиста. Ничто же в них стропотно, ни развращенно. Вся права разумевающым и здрава обретающим разум. Подобает им, государь, самих себе исправити, еже по закону божественному свое житие устроити, а не закон божественный своими умыслами развращати, иже возбесишася, яко псы лают на церковь Христову и отец святых облыгают, будто они в вере поблудиша, и свои ныне уста клятвы исполняют, и горести, и льсти, по пророку, и твою царьскую душу возмущают на­прасно и во тму ведут слепии вожди.

Воньми Господа ради, царь государь, о нынешных законопреступных клятве и мучении. Нынешния власти прокляша с нами и святыя отцы, предавшия нам православныя догматы. И сперва символ веры, и истинное знамение християнское в сложении перстов, по святому Мелетию, и Феодориту, и Петру Дамаскину, и Максиму  Греку, и Петру митропо­литу Московскому, и Стоглаву книге, и прочих святых книг, — и трисвятую аллилуию, еже есть сице: аллилуия, аллилуия, дакса си феос, а по русски: аллилуия, аллилуия, слава тебе Боже; сие есть трисвятая. Аще извергоша нас и прокляша суемудреннии пастырие и помрачении тмою прелести, то бы не нас прежде им проклинать и извергать, но святыя отца, сему сами научившияся от прежде их бывших святых отец и нас научившия тако веровати. И аще они от вас извержени и прокляты, то и мы от вас прокляты, и благочестивыя цари наши и великия князи прокляты, и святейшия пять патриархов прокляты от вас, не по вашему веровавшия. Оле, прельщении вы сами пастырие наветом сатаны! Доколе тяжкосердии есте? Доколе любите ложная и ищете сует­ная? Пророческое глаголю слово: уведите, яко удиви Господь преподобныя своя. Яко оный змий, егоже виде Іоанн Богослов отторгша хобо­том своим звезды небесныя, тако и вас сатана отторже хоботом, Никоном, от тверди церковныя на земное мудрование, и еже от истинны слух отвратят, и к басням уклонятся. Басни суть вся ложная еретическая составления и мудрования, про­тивящаяся евангельской проповеди и апостоль­скому и святых отец преданию и учению. И дивно сия мню на извещение вышереченныя свидетельства от святых писаний. Яко не последует Божий суд ни патриаршескому, ни епископскому не токмо не благословению, но ниже проклятию; аще неповинне проклинают, то клятва их на них возвратится. И вси еретицы, проклинающе християн, себе проклинают. Аще проклинаяй Аврамия [Авраама], проклят по божественному гласу, кольми паче еретик и отметник Хриcтов, проклинаяй християнина, себе проклят. Мнози еретицы прокляша християн, но не последова им Божий суд, но сами прокляти быша. Всяк, кто крестяйся по Никонову проклятому мудрованию, таковый от­метник есть Христов, не исповедаяй Христа воплотившагося нас ради, совершенна Бога и со­вершенна человека, в сложении своем по цер­ковному преданию; и есть таковый богострастник и еретик, Троицу ко кресту пригвождая, Арменин и Фармоса папы еретика ученик, и со Евтихием и Диоскором, отметающими вочеловечение Сына Божия, единомудрен, едину волю во Христе Бозе нашем блядословящим, и Сергию, и Пиру, и Павлу еретикома единоверен, и от всех свя­тых отец проклят. Иже не знаменается двема персты, якоже и Христос, реша святии отцы, да будет проклят. Слышите сия вси, аспиди глухия, тремя персты повелевающии креститися, а святых отец облыгающе, истинное знамение ересми называюще. Да постыдятся убо вси нынешнии мудрецы, учащии знаменатися тремя персты християном, Троицею крест начертающе на лицах своих без воплощения Христова. Таковое их мудрование хулно есть и нечестиво: не Троица бо на кресте пострада; но един от Троицы, Сын Божий, воплотися от пречиетыя Девы и пострада плотию.

 

Зри о крестном знамении.

 

И того ради всяк християнин, егда творит крест на лицы своем, слагая десныя руки своея прежде три персты, палец да последних два, во образ святыя Троицы неразделимыя, два же перста, указателный и великосредний, во образ дву естеств Христовых, неразделно и неслитно стек­шихся во едином составе Бога Слова, якоже многая священная писания нам изъявляют о сем, яко Слово плоть бысть и вселися в ны, и прочая.

Слово нам зде предлежит о крестном знамении в сложении перстов, в нихже сокровены суть тайны православныя християнския веры. И то ныне истинное сложение християнских перстов новии учители погибели хулят, — новое предают, а от древле преданнаго святыми отцы отступают, и не токмо отступают, но и похуляют, и простейших сердца прельщают, и своей прелести последовати велят, и лжуще глаголют, яко сие есть старое, еже тремя персты креститися, а старое новым называют, и аки пси на истинну лают, упившеся пиянством прелести и подобных себе пияных обманывают. И егда, государь, вопрошаеми от нас о своем их мудровании: кто вам предаде сие и кто вас научи сему, еже Троицею крест воображати? и ссылаются на неведомаго человека, Дамаскина именем, иподьякона, студита, что он тако мудрствовал и написал. А тот их Дамаскин неведомо кто, и во святых не слышим его. Не подобает нам, о возлюблении, новоявленным сим философом последовати и их прелести, но божественным отцем должно есть повиноватися, и всякому християнину ведати, и ведавши держатися истинно, блюстижеся от прелестнаго, в трех перстах сокровеннаго еретическаго мудрования. А истинное, государь, знамение Христово в сложении перстов иже святым Мелетием Христос Бог чюдодействовал, и еретики посрами и обличи, а верныя благослови и возвесели. Так же и святый Феодорит написа и истолкова истинно, в трех перстах едино существо неразделно святыя Троица проповеда, во дву же перстах два естества Христовы и две воли, и два хотения, и два рожества, и два действа. Тако и святый Петр Дамаскин написа и истолкова. Тако и святый Петр, митрополит Московский, написал на иконе Богородичне. Тако и Максим Грек написа и истолкова. Тако и в Стоглаве книге написано. Тако и в Катихизисах, большом и в малом, и в Книге о вере. И аще кто не исповедует во Христе дву естеств двема персты, таковый, государь, от всея вселенныя святых отец да есть проклят. А кто тремя персты крестится, щепотью, по Никонову окаянному мудрованию, таковый богострастник есть и чюж веры во Христа Ісуса, и враг креста Христова, и отметатель воплощения Христова. А писание глаголет: аще кто не исповедует Ісуса Христа в плоть пришедша, антихрист есть [Iоан. 73].

А то, государь, мудрование в трех перстах армен­ское и Фармоса папы еретика. Мы же в сложении перстов в знамении честнаго креста християнская мудрствуем, а не несторианская, якоже облыгают церковь. Далече да будет от нас таковая хула еретическая. Мы двема персты знаменаемся и не два сына мудрствуем, а единаго Сына Божия, тогоже и человеческаго, яко совершен Бог и совершен человек, и единаго на кресте страдавша плотским своим естеством, а божество его безстрастно пребысть. Не Троица бо на кресте распиналася, якоже они своим сложением мудрствуют, но един от Троицы Христос Бог наш, иже не оставль недр отческих, сшед на землю, нашего ради спасения. А сложение трех перстов,  ниже ныне повеле креститися Никон отступник со Арсением еретиком, и нудят християн крестити лице свое тремя персты: и то, государь, ересь проклятая Севирова и армен­ская, и Фармоса папы, еретика и отступника правых догмат, и Афеса папы же еретика, и нынешняго их новаго учителя вновопроповедумаго от них Дамаскина иподьякона. Тем мудрованием ко святей Троице страсть прилагают. И Диоскорова со Евтихием, яко воплощение Сына Божия отмещут, единоволников ересь тут скрыта: едину волю во Христе исповедуют крестящеся тремя персты богохулно.

Зрите сами себе, в коликий ров прелести впа­даете, аще и не хотящим вам, и кому ослеплшии последуете, и коего учителя ученицы. Не того ли зверя уди, егоже виде Іоанн Богослов восходяща от бездны, и отторгша хоботом своим третию часть звезд небесных, и свергша на землю, тако, мню, яко и вас сатана сосудом своим Никоном отторже от тверди церковныя и поверже на зем­ное мудрование? Зрите, чему согласуете, ваше мудрование. Да еще и инех к своей прелести и поги­бели призываете. И кому последуете, еже трема персты, якоже глаголете, Троицею крест на себе изображали, без воплощения Христова и страстей Его, якоже многажды пряхом вам о сем? Не яве ли уже: Христа исповедуете будто ведати, делом же отмещетеся вочеловечившагося Бога Слова, по своему сему мудрованию, чревохотным мудрованием. Оле дерзости! О, плотьскаго мудрования! Иже закону Господню не покоряется, не может бо уже, по Апо­столу, и всяк дух, иже не исповедует Ісуса Христа в плоть пришедша, сей от Бога несть, но от антихриста, яко близ уже стоит. Сей отводит разумы человеческия от распятаго за ны Господа нашего Ісуса Христа, да поклонятся пре­лести вси живущии на земли, якоже рече о нем Іоанн Богослов: зде есть мудрость, иже имать ум, да почтет число его 666. И о сем помолчю и слезами потру.

Престаните, молю вы, престаните от сицеваго неправославнаго начинания, иже повелевающии тремя персты знаменатися. То уже по вашему про­клятому мудрованию, яко Христово Божество по­страда, сиречь умре вкупе со святою Его плотию. Сего хуления что ино может быти горшее и богомерзшее? Аще бо божество единороднаго пострада, сиречь умре со святою плотию Его, по Никовову проклятому мудрованию, то убо и вся святая Троица пострада, сиречь умре, понеже едино божество, едино естество, едино существо трием неразделимое. Явственно убо зде обличает отступника Никона и учеников его, хулящих самую святую Троицу, страдателну исповедующе, сиречь смерти подпадшу во время спасителныя страсти. Оле нечестия и сатанинскаго умышления и чревохотныя мудрости! О новоявленныя философи! [Ваше бо баснословие паче, а не благословие. Зрите и внимайте зде: един бо от Троицы воплотися благоволением Отца и содейством Пресвятаго Духа, а не Троица, и крест Христов везде глаголется, а не Троицын. Но и сего ради мы не Троицею крест на себе изображаем, но теми персты, которыя слагаем во образ боже­ства с человечеством Сына Божия, и исповедуем в них единаго от Троицы воплотившагося и страдавша. И аще бы, по вашему мудрованию, божеству страдати, то не бы Слово Божие требовало плоть восприяти. Тем велкия ради милости своея восприят Слово Божие плоть и пострада нашего ради спасения. Аще кто и рещи дерзнет, еже Христос Бог пострада, не погрешил: тако бо есть. Но пострада плотию, распятся  плотию, умре плотию, но воскресе божеством; то образует, яко в божестве ничтоже пострада, но и страждущее воскреси от мертвых. Да постыдится убо зде отступник, враг и еретик Никон и ученицы его: единаго бо Господа нашего Ісуса Христа, от божества же и человечества разумеваемаго, и в сих двоих естествех покланяемаго, во едино естество дерзостне и безумне смешая, сиречь сливая. О прелести сатанинскаго умышления! Аще бо едино Христово естество или божественно всячески или человеческо будет, или аще убо едино божествено - где человеческое? Аще же человеческое — како не отвержении божества бывают? Аще ли притеся стояти во своем мудровании]. Где станет, иже по вас ваше баснословие во своем мудровании глаголя, яко и в трех перстах исповедуем воплощение Христово, егда крест на себе  изобразим (тако бо слышим вас мудрствующих). И аще тако по вашему, то человечество естества Его сместно з божеством познаваете в сложении трех перстах своих. И аще убо смесишася в себе обоя естества, по вашему, то где божественный глас, глаголющий: осяжите мя и видите, яко дух плоти и кости не имать, якоже мя видите имуща. Слышите от Нико­на мудрость приемшии, яко человек есть совершен истинною, а не привидением. Не мощно бо вам по своему хотению сего таинства толковати и истинну лжею покрывати: обличает бо вас свет божественнаго писания. Где бо таково неправедно речеся, или предадеся когда, еже тремя персты креститися? От Апостол ли? — Никакоже. Или которым от святых отец? — Никогда же обрящете, кроме отступника папы Фармоса. Он бо тако мудрствовал; и другий учитель Дамаскин иподьякон так же написа, о немже ниже слышахом когда преже сего, ни отцы наши возвестиша нам. И ни кий, государь, учитель новый (не согласует) со святыми и богоносными отцы, древле предав­шими нам единою сие таинство; но со Армены единомудрствуют. Они бо, зловернии, тако тремя персты прекрестят лице свое без воплощения Христова. Зрите, чии есте ученицы и кому ослепшии последуете, тако мудрствуя, еже тремя персты, слагающе, знаменаетеся и глаголете: во имя святыя Троицы крест Христов на себе изображаем. О, помраченнии тмою прелести! Словом тако гла­голете, а делом своим слово ратуете, и, яко Голияф своим ему мечем убиен бысть, тако и вы от своего мудрования обличаетеся. Крест Христов глаголете на себе изображати, а распятия на кресте в сложении перстов своих не исповедуете. Тако вас Никон прелстил и себе последовати сотворил, и яко хобот сатанин отторже третию часть звезд небесных и поверже их на земное мудрование. Три персты слагати, глаголете во образ святыя Троицы, кроме стра­стей Христовых: в трех бо перстах едино естество и действо, и едина воля во триех ипостасех. Тако бо веруете и исповедуетеся: во триех бо ипостасех божественных едино существо и действо, и едино хотение, и воля едина. Зрите безполезнаго труда подвижницы, како обличаетеся: словом Христа исповедуете ведети, а делы отмщетеся вочеловечения его. Во Христе бо два естества и действа исповедуются быти, и две воли, и два хотения, понеже совершен есть Бог и совершен человек, и сугуб естеством, а не составом: и по воплощении бо два естества его непреложны и несмесны в ней, познаваем. На чем, о прельщении, утвержаетеся и суетными своими помыслы носитеся, кроме апостольских и отческих преданий? От чрева своего, а не от божественнаго писания мудрствуете. Или сего ради дивныя тайны вочеловечения Христова не воображаете в перстах своих, мняще святей его плоти поглощенней быти и одоленней отнюд от божества Бога Слова? И сице возникнет паки погруженная издавна Севирова и Евтихиева ересь. Но далече от нас буди таковая хула! Не одолена бо плоть от божества Бога Слова и в божество не преложися: непреложни бо и несмесни снидошася и соблюдошася два су­щества и естества в Богочеловеце Слове. И свидетельствуют сему весь собор богодухновенных богословец, и наипаче 3-го гласа священнопение в славу и хвалу Богоматери, еже есть: Како не дивимся богомужному твоему рожеству Пречи­стая, искушения бо мужеска не приемши, Всенепорочная, родила еси без отца Сына плотию, никакоже претерпевша изменения и смешения, или разделения, но во обоем существе свойство цело сохраньша.

Слышите, о прельщеннии от Никона отступника, и навыкните сему богословному таиньству. Отложите всяко прение суетно. Престаните, молю вы, престаните от сицеваго неправославнаго мудрования, на­выкните и научитеся глаголати со блаженным Іоанном Дамаскиным и всеми православными учи­тели, еже: родила еси без отца Сына плотию, иже прежде век от Отца рожденнаго без матере, якоже выше сего рехом.

 

Свидетельства о томже крестном знамении.

 

Не подобает нам, о возлюбленни, новоявленным сим философом последовати и их пре­лести, но божественным святым отцем, и на их взирати жительство, и подражати вере их, иже они нам предаша исперва сие, как слагати персты десныя руки. Во многих святых книгах о сем обретается, ихже на среду зде предложив, не о себе мудрствующе, не буди сие, но сим святым отцем повинуемся. Святый Мелетий, патриарх Антиохийский тако учит нас, в Прологе февраля во 12 день, Псалтырь, Москов­ская печать 150 году, книга Кирила Иеросалимскаго, глава 14, книга Кормчая, о латынских ересех, глава 37, ересь 16, писана сия книга при великом князе Василии, в лето 7027 году, таже книга Кормчая, глава 49: иже не знаменаются двема персты, якоже и Христос, да будет проклят. Блаженный Феодорит во Псалтыри Московския пе­чати поучает. Сей святый Феодорит был во время 3-го вселенскаго собора, иже и Псалтырь толковал, и ина священная его писания многа обретаются в церкви, и никоея ереси в писании его несть, и церковь святая того приемлет и никто его, кроме отступника Никона, прежде сего не похулил. Мнози святии, по нем бывшии, во своих писаниих на него ссылаются и во свидетельство приемлют. Книга о правой вере, глава 9, тоже сложение утвержает. Книга святаго Петра Дамаскина, а в ней пишет сице: яко два убо перста и едина рука являют Христа, во двою естеству и во едином составе познаваема. Книга святаго Максима Грека, глава 40-я, тоже глаголет, иже был при великом князе Василии. И книга Стоглав, в лето 7050 году, при царе Иване Васильевиче, глава 31, сице глаголет: аще кто двема персты не благословляет, якоже и Христос, или не воображает крестнаго знамения, да будет проклят, святии отцы рекоша. А после сего собора и подтвержения о кресте был святый Филипп митрополит, и инии мнози в та времена зде в Русии просияша знаменьми и чюдесы. И пять патриархов такожде держаша: яко же благословляли, тем же сложением и себя знаменали, единым крестным знамением, а не двема, якоже ныне, по словеси про­роческому: дал еси знамение боящимся Тебе, Гос­поди. Слыши: знамение — едино, а не два. И паки: да знаменается на нас свет лица Твоего Господи.

И посем на предлежащее возвратимся. Іеремий патриарх был при царе Феодоре, в лето 7097 году, а о кресте не зазирал. При царе Михаиле был патриарх Феофан, в лета 7127-го году, о кресте такожде не зазирал. И сами они такоже употребляли. Еще же и Грамматика киевская, печатана в Вилне, в друкарне братской, в лето 7103-го году, такоже написано о кресте. Тако же в в Гронографе пишет и в Катихизисах большом и в малом. К сему же и образы древняго написания свидетельствуют, греческаго и рускаго писма, — и на тех иконах Спасова рука такоже согбена по преданнию. Святаго Петра ми­трополита Московскаго икона пресвятыя Богоро­дицы, его руки писма, а благословенная рука у превечнаго младенца такоже написана. И что много, государь, исчитати? Паче песка умножатся. И при двою, или триех свидетелех станет всяк глагол: той же в мале неверен, и во мнозе неверен. И ко всем сим, государь, нынешнии мудре­цы, Никоновы ученицы, яко аспиды глухия, затыкают уши свои, еже не слышати гласа обличающих, иже римское мудрование Фармоса папы проклятаго. Он бо тако мудрствовал зле, тремя персты и людей благословляше. Свидетелствует о сем в Книзе о правой вере, глава 27, лист 239. Иже после того Фармоса был папа благочести­вый Стефан седмый, и того Фармоса папежа выкопати повелел из гроба и облачивши, яко папежа, на столице посадити повелел, и поругание и насмевания творяше над ним, и потом разоблачити повелел, и три персты, ими же благословляше, отсещи повелел и тело его в Тиверь реку воврещи повелел. И о сем пространнее писано в Баронии, в лето по Христе 897. Слыши, государь, яко и в Риме не бысть таковаго знамения прежде сего папежа еретика, отступника правых догмат. Такоже го­сударь, и зде, в Русийском царстви, не было та­кова мудрования прежде Никона отступника, еже тремя персты християном знаменатися. В новых его книгах напечатано не против святых отец предания. И то, государь, троеперстное знамение напечатал он от Фармосовы ереси.

А еже, государь, Никоновы ученицы ссылаются они на греков о сложении трех перст: и тамо сия у них недавно вселилася прелесть, всего 80 лет. А прежде сего однюд не бывало того, и ни которой богословец и учитель церковный не написал ни где, ни предал тремя персты креститися: понеже хулно есть и нечестиво; арменское то, а не християнское. А греки уже много блудят в вере. Понеже убо некогда, стесняеми от турскаго царя о вере, хотящи бо к своей их вере привести, греки же, нужду видевше, прибегоша к римскому папе Афесу, еретику сущу; папа же дав им три заповеди: первое в крещении обливатися, второе — тремя персты крестится, третие — крестов на себе не носити. Они же сицева приемше от папы, нужды ради от Турскаго царя.

Да и сие, государь, какая правда: во Афонской горе греки сожгли своих святейших четырех патриархов многосложный свиток — книгу, что писан к Феофилу царю иконоборцу, и рук к нему приложено 1465, собравшися вси церковницы. Тогда те же греки и нашу рускую Псалтырь с воследованием сожгли, и книгу Кирила Іеросалимскаго сожгли и иных не мало. И какое их ныне православие? И какие ереси нашли во святых тех книгах? А наши владыки ныне у них переимают новыя чины и уставы на соблазн всему християнству. Научат их греки и в крещении обливатися по еретическому. А прочее чево ожидать добра? Все новыя догматы, преданныя от Никона, чюжи есть церкве Христовы. Но отступник и еретик таковая начиная пременяти, церковная уставы и предание святых отец превращати, по­неже писание возбраняет: не прелагай, рече, предел вечных, яже положиша отцы твои. Пределы бо предвизати не безбедно есть. И како, яже Бог нам положил, и преложити дерзнем? Якоже святый Златоуст рече, толкуючи видение Исаии пророка: приемлю глаголемая, а не испытую молчанная; разумею откровенная, не истязую сокровенных. И паки  прирек: сего ради сокровенна быша: постав злат есть писании, чтение же основа злата, уток же моих помышлений неможение вем.

 

Святаго  Келестина папы о священном символе утвержение.

 

Святый же Келестин папа пишет о божественнем и священнем исповедании веры, еже и до ныне соблюдается в нас цело благодатию Хри­стовою, и глаголет: кто убо когда осужден есть и проклятию достоин, точию той, иже отъемлет и прикладает что к вере, яже предана нам от святых отец, ниже приложити, ниже отъяти; великою бо мукою связуют прикладающаго и отемлющаго исповеданию веры, еже состави первый и вторый собор, а третий утвердил: повеле сей святый собор иную веру никомуже износити, или списовати, или составляти, или учити, или показовати; а иже дерзнет кто таковыя творити, аще епископы или клирицы, да извержени будут от сана, а простии прокляти да будут. Теми же словесы  четвертый и пятый, и шестый, и седмый соборове вопиют светлыми гласы, глаголюще: мы законы церковныя соблюдаем, мы пределы отеческия храним, мы прилагающих, нечто или отъемлющих от церкви проклинаем; и аще кто все предание церковное, написанное, или не написанное, отметает, да будет анафема, со Iюдою счиняем, занеже то же, что и он, тако и сии дерзнуша не тело господьское на смерть предати, но верных, иже суть уди тела того, отсекли и разлучили единых от других, и тако в вечную смерть послали, паче же сами себя. Коль известно святии краткими словесы сими ненавидиму и отбегаему по­казали ересь, яко со Іюдою счиняти преступающих пределы вечныя, яже положиша святии отцы. А нынешнии, государь, учители, аспиды глухия, затыкают уши свои и не приемлют обличения. Ни днесь бо, ни вчера сия глаголана быша, но множае шести сот лет преидоша, отнелиже сия писания соделана суть, не во угле же, ниже в темне месте, но в старом Риме и в самом царствующем граде, пред самодержцы, цари, и архиереи и учители. И вси святии отцы во вселенских соборех бывшии и поместных, и смеющих нечто к церкви приложити инако, или отъяти —  таковых всех при себе врагов, и быти хотящих, в церковь Христову поколебати начинающих, аще царие, аще святителие, аще простиивсех таковых еретиков вечному проклятию  предаша от рода в род и антихристовой части приложиша.

Ты же, царю! — о самодержавне! воньми о всех бывших и ныне настоящих, и внимай себе, да спасешися. Воистинну засвидетельствуем тебе, го­сударю, вси Христови раби небом, и землею, и всею тварию, яко несть нынешних книг разум исправления, но от веры отступление, по числу зверя 666. О, преизлишества беды великорусиянам, яко в настоящих сих временах, на конец последняго века, учитися хощем! О, горе и увы! яко вси  уклонишася  вкупе от Бога, Содетеля всяческим, и лестьцу веру яша, отступнику Никону, будто не пользова нас по се время Христос, ни апостольское учение. Апостольское слово возглаголю: Сего ради открывается гнев Божий с небесе на всяко нечестие и неправду человек, содержащих истинну в неправде, понеже разумеша Бога, и не яко Бога прославиша или благодариша, но осуетишася помышлении своими, и омрачися неразум­ное их сердце; мнящеся мудри быти, обьюродиша; и измениша славу Божию в подобие образа тленнаго человека, сосуда сатанина, врага и отступника, и лестеца окаяннаго, Никона, иже, грех ради наших, московский епископ бысть на погибель своея души, а прочим на соблазн.

Собери, Господа ради, царь государь, от темниц Христовых рабов и свободи, и распуженных всех соедини, и дай праведный суд общий всем с еретиком Никоном и оболгателем святых. Вонми, Господа ради, безумию нынешних пастырей и загради их клятвенная уста, что проклинают без ума православных християн, сами прокляти быша, — за старой символ и за истин­ное сложение перстов, и за аллилую, и за непорочныя Служебники, и за прочия вси церковныя догматы святых отец. Аще тех прокляша истинне исповедников, то и святых прокляша же уже истинных исповедников, которыя те святыя догматы и книги церкви предаша и сами о том души своя положиша, яко за Духа Святаго, Господа истиннаго, а еретика Македония прокляша, и на отметающих вочеловечение Господа нашего Ісуса Христа четвертый собор собраша, и таковых еретиков такоже вечней клятве предаша. И зде, в Русии, святии отцы при прадеде твоем государеве на соборе Іева окаяннаго философа роспопу о аллилуии четвероличной, мудровании римскаго костела, неправедно быти тому судиша; тако же и о крестном знамении подтвердиша. А ныне, государь, крестное знамение, православное сложение перстов изменил еретик, новый отступник, Никон, и глупых епископов прелстил, а святых оболгал лестию: Мелетия, и Феодорита, и премудраго Максима Грека. И о сем,  государь, истинное свидетельство предложу и еретическую богомерскую пре­лесть обличю многими святыми свидетели. Верен святый Мелетий, патриарх Антиохийский, иже был есть еще на втором вселенском соборе, а нынешной Макарий, что был на Нико­нове безбожном сонмище, и ныне еще призваша их отступницы потакати.

 

О том же крестном знамении.

 

Тако той святый Мелетий прежде три персты показал вкупе, палец со двема последними, исповедавших святую Троицу прежде всех век, и потом два совокупил, указательной с великосредним, исповеда в них два естества во Христе и две воли. И тако благословил верных, а еретиков посрамил; а не трема персты благо­словил и знаменался, якоже ныне враги лгуг на него. Хотехом мы сим единым свидетельством правы и виноваты быть, но праваго суда не даша нам с еретиком Никоном, понеже вся и сами таковы же. О сем дозде.

Тако же и святый Феодорит, учитель церков­ный, написал, — на третием соборе был вселенском. Тако и преподобный Петр написал; тако и святый Максим премудрый написал и вси святии. Греки все были, и давно уже. Тако и святый Петр, митрополит Московский, написал своею рукою на святей иконе. Тако Христос благословляет и на чюдотворных иконах пресвятыя Богородицы Тихвинской и Казанской; а иных многих, невозможно в кратком сем писании описати подробну. И на градских вратех на Коломне устроен образ пресвятыя Богородицы, — Хри­стос тако благословляет. Старец грек, а имя его подписано по гречески, трудился повелением царя Ивана Васильевича, тута ему живущу в то время. Такоже и в Катихисисах, большом и в малом, и в книге Стоглаве, что писан на соборе при царе Иване Васильевиче, и в нем написано сице: иже аше кто не знаменается двема персты или не благословляет, якоже и Христос, да будет проклят. И книгу видях, го­сударь, писану по хартии при великом князе Данииле и при Фотии, митрополите Киевском и всея Русии, в лето 6932-е, проклинает в ней латинския ереси многия, так же и сие написано: иже не знаменается двема персты, якоже и Христос, да будет проклят. И во иных многих писмяных. Тако же, государь, и в Потребниках Фи­ларета патриарха: иже не знаменается двема пер­сты, яко же и Христос, да будет проклят. И в Книге о правой вере, глава 9. И аще  вси приводити буду свидетельства, то паче песка умно­жатся.

А что, государь, ныне принужают креститися тремя персты, Троицею, без воплощения Христова, и то, государь, мудрование их хулно и нечестиво. Тако тремя персты Армени еретики крестятся, прилагаючи страсть ко святей Троице. Един бо Сын Божий  Ісус Христос пострада плотию на кресте, а не вся Троица божественная: Бог естеством безстрастно пребысть. А что, государь, ссылаются ныне на некоего иподьякона и студита Дамаскина, — а прямово имени ему нет, — и тот их Дамаскин недавно еще был, всего лет с восмьдесят, — неведомо, кто он. И то его мудрование святым отцем и богословцем противно зело, и со святым писанием церковным несо­гласно отнюдь. Знать тот диякон еретик был арменския веры, или единоволников, или Диоскоровы со Евтихием: с сими еретиками того Да­маскина студита мудрование согласует, и римским папою Фармосом согласует же, — он тако тремя персты благословлял, и крестился, мню, такоже [Свидетельствует о нем в книге о вере, во главе 27-й, лист 249, како ему те три персты папа же Стефан седмый отсещи повеле], — а не с церковными учители. А и греки, окроме того реченнаго Дамаскина, на святых иных не ссылаются, как мы ныне. И от того же Дамаскина книги и греки соблазнишася, понеже иных писм не обретают у себя (за) скудостию книжною. А Никона прельстил Арсеней чернец, грек же, и всю русскую землю воз­мутили превращением святых книг. И в новых книгах многия богомерския хулы и ереси насеяша, ихже тебе, государю, на среду зде предложу, от божественных писаний о православных церковных догматех: о символе веры, и о святой аллилуии, и о сложении перст во знамении християнском, якоже выше сего сказах ти, и о прочих церковных догматех, ихже ныне отступницы истребляют ис церкви и свои еретическия влагают, и тем церковь Христову раздирают, и чад ея оскорбляют зело. Паки реку: известно ти, буди государь, о символе православныя веры, егоже раздрал Никон еретик и отступник правых догмат, иже по Божию попущению бывший патриарх Московский. Первое приложил есть иже ко Ісусу в символе, где было: и во единаго Господа Ісуса Христа, а ныне везде пишут: Іисуса Христа. А Іисуса нигде отнюдь, братие, во святых книгах древних не обретается, еже бо (бы) Іисус Христос, но везде Ісус Христос — тако. А тою прибавочною литерою ижем отделяют человечество Сына Божия во ин состав от божества Бога Слова. В том же символе выняли аз,и глаголют рожденна, несотворенна, и: Егоже царствию не будет конца. И того, государь, отнюдь несть ни в которых книгах: ни в сербских, ни в острожских, ни в писмянных, ни в печатных, колко на свету ни есть ныне на нашем словенском языце, но везде: рожденна, а не сотворена, и: Егоже царствию несть конца. Отметающии ли­теру аз из символа помогают Арию еретику. А глаголющии вместо несть конца не будет кон­ца присвояются жидом, ждущим антихриста. Число его 666. Чтый, да разумеет. А где было: и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго, а отступницы ныне истиннаго из сим­вола извергоша, глаголют: и в Духа Святаго Господа животворящаго, а истиннаго отмещуся, и в том составляют хулу на Святый Дух истин­ный, Господа истиннаго, и непрощенным нечестием недугуют, якоже первый еретик Македоний духоборец. А святых отец втораго вселенскаго со­бора облыгают, будто они святии в символе истин­наго не положиша. Святый Фотий, патриарх цареградский, писал послание к болгарскому князю Михаилу о седми вселенских соборех, и символ в нем писан, и в нем такоже: и в Духа Святаго Господа истиннаго, и прочая. И в слове святаго Іоанна Дамаскина, что в Соборнике московской печати, в первую неделю святаго поста, писал на еретики, — и в нем такожде: и  в Духа Святаго Господа истиннаго и животворящаго. И во всех книгах московоких печатных, что при пяти патриарсех печатаны; и не в однех наших, но и в сербских, и в острожских, и в болгарских, и в киевских, и во иных многих: и в Духа Святаго Господа истиннаго. И в соборной церкви Успенской древнее писмо на иконе, весь символ написан, тако же слово в слово. И в Прологу поучение святаго Варлама пустын­ника, апреля в 11 день, прочти, государь, как учил веровати Іоасафа царевича. И Златоуста Іоанна, в Маргарите поучение прочитай, о оглашении слово 1-е, — во истиннаго же веровати учил християн, а не без истиннаго, якоже нынешнии мучители и отступницы, ученицы расколника Ни­кона. Что он, государь, символ писал с ко­их несвидетельствованных книг и пометных писменных, — тут так, написано, а инде инако. Инде в тех книгах, на которыя ныне ссылаются, написано: и в Духа Святаго животворящаго; а в ыной: и в Духа Святаго истиннаго и животворящаго, а Господа несть: а в ыной: и в Духа Святаго Господа животворящаго, ино истиннаго нет. И таковаго ради, государь, несогласия той символ оставлен за искажение. А кой со святым Евангелием согласен, той держим есть. А что, государь, ныне греческия книги словут и к нам приходят печатныя, и зде с них переводят книги, и тем веровати отнюдь не подобает: понеже печатают их еретики в трех градех, в Риме, Парисе и в Виницеи, — греческим языком печатают, но не по древнему благочестию. А у грек, государь, печати своей нет: все у них книги покупают печатные, а писмянных древних велия скудость у них. О сем еще и Максим премудрый сказал великому князю Василию. Прочитай, государь, в книге ево о сем. Аз грешный вся книги сам о всем прочтох и видех своима очима все. Ей, государь, не лгу, ниже притворяяся тебе говорю. Аз грешный зело скорбех, зря нынешные рас­колы церковныя, и поисках о том не мало в писаниих, и зело искусных потом мужей вопрошах, како бы не погрешити в вере, и свидетельствую тебе государю. Прежде еже о исповедании православныя веры еще зде напишем мало.

 

О символе великаго царя Констянтина.

 

Их же во царех перваго християнина бывша, свя­таго и равна Апостолом, великаго царя Констянтина, повеление его царьское содеянно и дано святей соборней и апостольстей церкви, напечатано в Корм­чей книге, после 641 листа, а в ыных книгах того и не положено, емуже начало сице: Во имя святыя и неразделимыя Троицы, Отца являю, и Сына, и Святаго Духа, царь кесарь Флавий Констянтин, и прочие титлы, святейшему папе Селивестру и всем архиереом православным, пишет, благодарствуя Бога, изведшаго его (из тмы) во свет истинный, и ниже прирек: якоже нас, той самый векотворный и красный отец и учитель наш научи, Селивестр, в Бога Отца вседержителя, творца небу и земли, видимым же всем и невидимым, и во Ісуса Христа, сына единороднаго, Господа нашего, имже вся содетельствовашася, и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго, всей твари повеле веровати; мы же Отца, и Сына, и Святаго  Духа тако исповедуем, иже в совершенней святей Троице. Паки о воскресении Христове и о вознесении: и паки приити со славою судити живым и мертвым, егоже царствию несть конца. И паки прирек: сия есть наша православ­ная вера, блаженнейшим отцем нашим Селивестром нам предана, и прочая. Чти, государь, сам тамо.

Да и о сем тебе, государю, известно буди, яко в Малой Русии истиннаго из символа выложил унияцкой епископ отступник именем Метим [Мелитий], а по прозвищу Смотрицкой, и во отступлении исчезе от жития зле, якоже исповедаша нам о нем знающии его Малой Русии православнии старцы  старии. Но (не) непотребно же, госу­дарь, судихом зде вчинити слово ис книги преподобнаго Максима Грека Святогорца на шумящее вещание богоотступнаго собора никониянскаго на святую церковь, паче же на святый символ, яко­же тогда бысть от некоторых суесловец, не по преданию глаголющих: из Марии Девы, а не: от Марии; и: чаем, а не: чаю; и: жизнь буду­щая во веки, а не: будущаго века. И тогда, госу­дарь, бысть блужение от некоторых отчасти. Ныне же зде у нас отступник Никон со Арсением еретиком символ православныя веры раздрал, не точию что преложити, но и уложити смеюще дерзнуша непреподобно, и с места на место, иная в других поставляюще, — вместо аза иже: рожденна и несотворенна. Нас ради человеков — се прилог вторый; распятаго за ны и страдавша — и се приложение третие; воскресшаго в третий день по писанием, — и се взял с предния речи; судити живых и мертвых х, — и се есть прилог, или пренесение. А вместо живым поставили живых, заднюю напред пренесл, еже есть х и се преложение: и мертвых — се пременение, вместо мх; и во единую святую соборную и апостольскую церковь, се ю —прибавил. А от сего, богословцы реша, велика ересь возрастает в цер­кви, якоже Максим в 13 главе пишет. Тако и в книге Большаго Катихисиса пишет, яко единым азбучным словом ересь вносится, неже многим, не в чин поставляемых, и под анафему полагает таковая творящих. И всякому пра­вославному християнину держати непоколебимо свя­щенный символ, еже есть исповедание православныя веры християнския, иже изложен бысть первым собором, 318-ю святых отец, в Никейском граде, при великом царе Констянтине, и держим истин­ною церковию и до днесь. Вторый вселенский собор 150 святых отец, в Констянтине граде собрав­шихся на духоборца Македония, хулящаго на Святый Дух истинный и глаголюща создана быти, а не создателя, и приложили святии отцы богословие, еже о Святем Дусе, сице: и в Духа Святаго Господа истиннаго. Третий же вселенский собор бысть святых отец, собравшихся во Ефесе на христоборца Нестория хулника: иного быти глаголаше быти Сына Божия и Слова, иного же родила Приснодевая Мария, егоже ради и не хотяща глаголати Богородицу — Приснодеву Марию, но Христородительницу, разделяя окаянный во двою лицу единаго Бога: и крепце заповедали страшными клятвами святый символ, изложенный прежними двоими со­боры, дабы никтоже прочее дерзнул, по малоумней своей дерзности, ни приложити что к нему отнюдь, ни уложити из него ни едину черту, ни оту, ни пременити ни едино речение, и рекоша тако: аще кто после нас каково что приложит во святем символе православныя веры, да бу­дет проклят и чюж благословения и собства християнскаго. Страшнаго суда заповедь и запрещение! О, бодрости и великаго соблюдения достойно всем нам имети! Аще  убо истинно желаем получити спасение и общение со изложившими свя­тыми отцы священный символ православныя веры нашея, не глаголи  убо, яко мала разнь есть дерзаемое ныне новое быти мудрование: страшнее бо заповедь святых отец равне подлагает анафеме прилагающего, и отъемлющаго, аще и мень­шая прелагают писмя. Не добра убо ваша по­хвала, да негли дерзость: под ту же бо анафему и вас подлагает, претворяющих богодухновенная словеса, и глаголющих: из Марии Девы, не от Марии; и: чаем, а не чаю; и: жизнь будущая во веки, а не: будущаго века. Довольно вам рат­ная дела умети и строити, а яже Духа Святаго остависте (оставите) имже дано есть. Не можете Богу работати и мамоне, глаголет Божие слово. Колико бил челом святому пятому собору великий царь Іустиниян, да быша повелели ему приложити во святем символе едину малую пословицу сию, еже есть: присно, — да где глаголем: и Марии Приснодевы. Они же треблаженнии отцы, соблюдающе заповеди первых четырех соборов, не повелели ему приложити пословицу ту во святом символе, аще и ничто же вредит, паче же и пристает слава и похвала пресвятей Богородице; а во иных похвалах ея велели глаголати и писати.  Егоже ради и царь, не получив от собора прошения своего, и любовию, яже ко пресвятей Богородице, нудим, сложил сам стих сей: Единородный Сын Слово Божие, безсмертен сый, изволи спасения нашего ради воплотитися от святыя Богородицы и Приснодевы Марии, и прочая. А яко несть леть ни спасително приложити что ко святому символу, ни уложити из него, или пременити речение ка­ково, слышите внятно, что глаголет Іоанн Златоустый: в вере аще что и мало подвигнет, анафема да будет. Подобне тем святым и аз грешник, богомолец ваш, молю Ісусом Христом: престаните, молю вы, от таковаго новоявленнаго мудрования: брань бо и соблазн двизаете точию православным, а не ползу. Се аз, послушая царя и пророка глаголющаго: и глаголах во свидетелство их пред цари, и не стыдяхся, сказах вам всю истинну апостольскую, отцы преданную. Аще убо послушаете краткое, сие воспоминание мое и престанете прочее смущати люди Божия, то слава Богу, давшему мне грешному сицеву пользу и силу словесную. Аще ли не послушаете, блюдитеся глаголющаго Господа: горе тому человеку, имже соблазн приходит, и прочая. А ныне, государь, безумнии ученицы окаяннаго Никона, врага креста Христова, имже кончина погибель, не оту или черту, писмя и речение ея измениша, но и все, по малоумней своей дерзости, искорениша и истребиша, и до конца разрушиша, и всеконечней пагубе себе предаша, а от святых отец соборныя клятвы подпадоша за нечестие свое во веки.

 

О святей аллилуии.

 

Вонми, государь, и о святой аллилуии. То есть истинная и трисвятая: аллилуия, аллилуия, докса си Феос, сиречь: слава тебе Боже. Таке в греческих древних и в сербских, и киевских, такожде: аллилуия, аллилуия, слава Тебе Боже. Ей, ей, свидетель сему святый Ефросин, и пре­подобный Максим Грек сам, и книга святая Стоглав, писана священным собором при царе Иванне. А что, государь, трижды глаголати аллилуия, а в четвертое слава тебе Боже, и то прокля­тое римскаго костела мудрование и псковскаго Іева роспопы, троеженца. Той враг тогда со святым Ефросином велику брань творяше о аллилуии, и Господь Бог не закосне ему, врагу церковному, отмщение сотворити: два лета червми ядом бысть, и тако зле скончася. А что, государь, ученицы Никоновы ссылаются на книгу писмяную, будто Киприяновская митрополита, — а Киприян святый был Сербянин; а в сербских печатных книгах аз сам видех аллилуия дважды, а в третие слава тебе Боже. А та книга, что называют Киприяна митрополита благословением писана, и то, госу­дарь, видится подмет того же Іева, гнилаго стол­па. Тогда он, окаянный, иного писал книг и грамот о аллилуии, и разсылал по монастырем и по соборным церквам, прельщаючи чад церковных, и святых многих оболгал, и греков тогда охулил со учеником своим роздияконом Филипом: оне-де едины глаголют аллилуия дваж­ды, а в третие слава тебе Боже, а то-де везде глаголют трижды, а в четвертые слава тебе Боже. О сем писма их врагов обличают, иже и доднесь обретаются не истреблены во многих местех. А у Греков тогда ушто еще справно было и, по их врагов свидетельству, аллилуии четвероличныя у них не было. И лучше, государь, старым греком верить, а не нынешним плутом, турским святителем, которыя меняют веру и продают на золотыя и на сребро, и на соболи сибирския. И в том судия праведный Христос Бог. Воньми, государь, безумию нынешних властей и учеников проклятаго, тмами окаяннаго Никона, иже повелевают нам оне говорити аллилуия трижды, а в четвертые: слава тебе Боже. И аз, богомолец твой, троити та божественная аллилуия отнюдь не смею: боюся того же гнева Божия и Пречистыя Богородицы, иже бысть явное наказание за утроение божественныя аллилуии на Іеве, роспопе псковском, троеженце, иже и мотылный столп наречеся. Егда он не послушал наказания преподобнаго отца Ефросина, псковскаго чюдотворца, еже двоити божественная аллилуия, якоже предаде ему Іосиф, Царяграда вселенский патриарх. И того ради своего непослушания и суемудреннаго начинания он, Іев, восприял от Бога велие отмщение и иным впредь на уверение: прежде будущаго мучения поражен бысть богопопущенною лютою язвою и неизцельным недугом, кипел в червях, и в смраде неудобостерпимом два годы, и в той лютой язве и душу свою изверже. А иже троити божественная алли­луйя возбраняющаго преподобнаго отца Ефросина, псковскаго чюдотворца, за сие богоугодное мудрование Господь Бог прославил во святых.

 

О явлении Пресвятыя Богородицы списателю жития святаго Ефросина.

 

А по преставлении его, явися святая Богоро­дица пишущему житие преподобнаго отца Ефросина, бывшу ему во изступлении, и рече Влады­чица: нужду ми творят християне неведением своим, трояще божественную тайну сию, еяже аз, Богородица, тебе повелеваю. Да глаголется дважды правоверными божественная аллилуия, по­неже то есть тайна воскресения Христова, Сына и Бога. Первие дважды глаголется в прославление Отцу: аллилуия, аллилуия, слава тебе Боже. Сия тайна: воскресе в  божестве и человечестве и слава ему, яко Отец вседержитель есть Бог, и неотступен божеством своим единочадаго Слова, Сына своего Христа. Идеже бо Отец, ту и Сын Слово неразлучен: в лоне бо ему есть. А идеже Сын, Слово Божие, ту и существо Святаго Духа. И паки второе глаголется дважды в славу единороднаго ради Слова Божия: аллилуия, аллилуия, слава тебе Боже. А сие есть: воскресе, воскресе Христос, Сын Божий, подобен Отцу, слава ему, яко неразлучен с ним божеством и человечеством, и воплощения ради Сына Божия наречется и человек, а воскресения его ради Бог совершен познавается и славится. Идеже бо Сын, ту и Отец есть, и с ним неразлучно уравнися и прославлен и Пресвятый Дух. Третицею дважды глаголется: аллилуия, аллилуия, слава тебе Боже, в прославление Святому Духу, яко да равен Отцу и Сыну Пресвятый Дух Бог есть, и того непрелож­ное вочеловечение, и в Сыне Христос, едино бо Чадо есть Слово, без истления Отцу. Тако бо глаго­лется: аллилуия, аллилуия, слава тебе Боже, сиречь: воскресе, воскресе, слава ему, яко неразлучно действо всынении Святаго Духа. Христос воскрес, воскрес Бог и человек. И того ради равная слава Святому Духу, яко же слава Отцу и Сыну; и того делма и Святый Дух Бог совершен по­знавается, един в Троицы, неразлучныя ему вочеловечением, и удвоением божественнаго ему аллилуия познавается и славится во двою естеству, Бог и человек. А идеже убо троится божествен­ная аллилуия, ту есть прилагаемый чюждый бог, языческий, понеже мнози суть бози еллинстии. Но аще не сия тайна божественнаго аллилуия, яко не воскресе Христос по страдании своем, и не вос­крес Бог, то пророцы ложно пророчествоваша и Святый Дух солга, и Бог не воплотися в мя, и Христос прост человек, и распят, и умре, и не воскресе, ни аз Богородице Дево, и Апостоли вотще трудишася, мученики и мученицы горкая и лютая пострадаша в безумии, дела и вера християнская, света сияния, потемнено и мертва суть, и но­вая благодать, истиннаго закона, иже бысть неложно Ісус Христом Богом, вседолжен есть, понеже Дух Пресвятый усты пророк глаголаше, яко пострадати Христу и воскреснути Святым Духом, молишася, глаголюще: воскресни Господи, да не крепится человек, воскресни Господи Боже мой, да вознесется рука Твоя; воскресни Боже суди земли; да воскреснет Бог и разыдутся врази Его. И сия вся совершишася и в конец прииде в среду божественнаго аллилуия двоити; то есть искомое тайны явление. Воскресе Христос по страдании своем, воскресе, яко человек Христос, и тем прославися, и присно воцарися на небеси и на земли единосущное Троица, и тем пророцы не ложь быша, и Святый Дух не солга, действуяй устнами их, и Апостоли не вотще трудишася, му­ченики же и мученицы, соодолевше мучителем, яко законно страждуще, храборски и венчашася; и тем жидове отступники славы Божия нарицаются, в уста их мудрословием присно затыкаются. Еретицы бо, блядословяще на Христа и на мя, Богородицу Деву, на матерь Его, глаголют нелепая; и тем оглашаются варвары, и тем мерзцы быша Богу, и латынское неверие; но аллилуия истинно есть тайны откровение. Воскрес Сын мой и Бог моею плотию, Бог, и человек, и аз того ради хвалима присно и блажима есмь, яко ей святая Дево Богородица, и ревнивый раб Сына моего Ісус Христа и мой, матере Его, Ефросин познавается. Его бо ради ходатайства открых сокровенная. А идеже троится, ту есть четвертое лице святыя Троица. И повеле православным християном божественная аллилуия глаголати дважды, а в третие: слава Тебе Боже, а троящим изрече прещение страшно.

К сему же, государь, и в книге, глаголемой Стоглаве, в царском и святительском соборном уложении написано: ибо то латинская ересь, еже троити аллилуия. И пишет сице: яко собор­ная и апостольская церковь имея и предаде, еже дважды глаголати святая аллилуия, а не трегубити: понеже бо, рече, сия несть православных предания, но латынская ересь, не славят бо святую Троицу, но четверят, и Духа Святаго от Отца и от Сына исходяща глаголют, и тем раболепна Духа Святаго творят. И того ради не подобает святыя аллилуия трегубити, но дважды глаго­лати: аллилуия, алллилуия, а третие: слава тебе Боже. Понеже по еврейски аллилуия, а по нашему, по руски: слава тебе Боже. Зде да умолкнет Никон еретик, и да молчит прелесть его, и заградятся клятвенная его уста, не могуще зрети противо истинны. Тако же, государь, и блаженный Максим Грек в книге своей пишет, и нарицает Латынскою же ересию. И сия убо дозде.

Молю тя, самодержавне, аз, грешный старец, приклони милостивно ухо свое ко изгнанным прав­ды ради и не имущим уже где главы подклонити, разсмотри, откуду таковая буря воста на церковь Христову и гонение велие воздвигнулося в настоящее сие время. Вемы, яко Никон, враг креста Христова, разверзый хулная своя уста на церковь Христову, и истребивый из нея православная дог­маты, преже знамение християнское лестне охуливый, потом, и символ православная веры раздравый и трисвятую аллилуию изменивый, и святыя старыя Служебники и прочия святыя книги церковныя охуливый, и вместо тех свои развращенныя внес, и тем всем своим злоковарным советом церковь Христову раздра. И до днесь непрестанно волнуема есть от многих противных ветров. Враг, новый отступник, начало положил, рязоряти церковь и озлобляти, а нынешнии буии пастыри и слепии вожди и докончаша.

А кто тремя персты крестится, щепотью, таковый богострастник есть, и чюж веры во Христа Ісуса, и враг креста Христова, и отметатель воплошения Христова. То мудрование, в трех перстах сокровенное, арменское и Фармоса папы еретика, и прелукаваго Афеса, и злокозненнаго Ни­кона, и прочих еретик. И якоже древле скрывся в змию, и Адама изгна из рая, тако и ныне в своя ему скрывая, в три простыя персты. Нам же, християном, познавшим своего Творца, Бога истиннаго и животворящаго, не буди того прияти льстиваго и прелукаваго беса, скрывшегося в три про­стыя персты. Аще ли кто сего приимет, вместо своего Господа, истиннаго его креста чая, и вознесет его на свою главу, яко Бога, и будет на нем печать зверина, число его 666.

А что, государь, аллилуия четвероличная римское же мудрование и псковскаго еретика Іева роспопопа, столпа и философа, — тако святии свидетельствуют: преподобный Ефросин, и Максим Грек, и Макарий митрополит со всеосвященным собором в Стоглаве: аллилуия, аллилуия, слава тебе Боже. Сие есть церковное предание святое. И в сербских книгах также. И всяк верный тако держи вся сия без сомнения; а новизны всякия зело блюдися, паче же богоотступнаго Никона прелести и учеников его со всяким опасением хранитися подобает, поми­ная писание, яко и избрании боятися имут многокозненней прелести последней. Василию же, Острожскому князю благочестивому, присылаху послания вселенския патриархи и Афонския горы скит­ницы, похваляюще его и утвержающе в вере, что никто тогда крепко постоял во благочестии, яко­же той благоверный князь во время униятскаго отступления, и како епископи их отступиша право­славныя веры, по числу зверя 600, еще бо тогда не исполнилося 666 лет. О, горе и увы сего писания, егда совершится! И о сем помолчю, и слезами потру. В тех же, государь, острожских книгах: и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго, — теми же словами печатаны, что  Библеи Острожския. И в послании Фотия  вселенскаго патриарха к болгарскому князю Михаилу весь символ пи­сал, так же и о Святом Дусе: и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго. И сие послание Фотиево велел, чести Максим Грек царю Ивану Васильевичю. И в слове Іоанна Дамаскина о поклонении святых икон в Соборнике: и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго. И Іоанн Златоустый в первом слове о оглашении учит вере приходящих ко крещению: и в Дух Святый истинный, по Евангелию, приложил рек: сим поучайтеся душею и языком всегда. И Григорий  Богослов глаголет в слове на 50-цу: Дух Святый Господь есть истинный, и прочая тамо пространнее. И в сербьских во всех книгах в символе: и в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго. И в Кормчей книге печатной, лист 33, в грамоте Іеремия, патриарха цареградскаго, что поставляти в Москве патриархов, написано о Святем Дусе сице; действом Святаго Духа истиннаго и живо­творящего: в той же книге, в предисловии о седми вселенских соборех, лист 3: Бога истиннаго и Господа  животворящаго пресвятаго Духа глаголет. Аще, государь, и при Никоне еретике на­печатана сия книга, но не попустил ему Бог сего истребити.

А о знамении крестном пишут святии: иже кто не  крестится двема персты, якоже и Христос, да будет проклят. Что же зде, знаменует еже: якоже и Христос? Яве, государь, якоже Христос во двою естеству, а во едином составе, яко­же и два перста оны совокуплени воедино, тако и Христос от дву естеств, от божества и человечества, едина ипостась.

Видиши ли, государь: аще кто не крестится двема персты тако, соборная и апостольская цер­ковь проклинает таковых и вечней анафеме подлагает, зане явственных еретиков. И паки: аще кто не крестится двема персты, якоже и Христос, да будет проклят. Зри, государь, — двема персты онеми, иже образуют Христа Бога нашего во двою естеству познаваемаго, бывша от семене Авраамова по плоти, якоже и Бог обеща Аврааму с клятвою: о семени твоем, рече, благословятся вси языцы земстии, сиречь о Христе. Сим Христом, сиречь образом  его, двема персты онеми благословити и себе знаменати, якоже и Петр Дамаскин глаголет: два убо перста едина рука являют Христа, во двою естеству и во едином составе познаваема. Книга Стоглав, глава 31: аще кто двема персты не благословляет, якоже и Христос, или не воображает на себе двема персты крестнаго знамения, да будет проклят, святии отцы рекоша. Не знаменанное бо овча по истинне истинным сим знамением всяко волчья есть корысть. Сего ради подобает нам о сем, внимати опасно, первое о Троице, таже о дву естеству снития. Аще ли кто не тако имать воображати, той не исповедует неразделимыя Троица, ниже дву естеств во едином составе снития. Такожде и на челе главнем положение руки и свождение на перси. И аще кто сего не знаменает истово, той не исповедует Бога Слова воплощения. Такожде и аще кто на плече правое и левое, лености и небрежения ради, не доносит руки своея, той не исповедует судию быти живым и мертвым. И сего ради егда крестом, осеняешися, прилагай внятно руку свою, чтобы на теле слышно было, а не на платье точию. И аще кто исполнен крест, по завещании святых Апостол и святых отец, не вообразит на себе, тому маханию беси радуются, и всякою прелестию прельщают и смущают его. Поистинне, государь, нынешнии отступницы, ученицы окаяннаго Никона, повелевают нам отврещися печати Творца небу и земли, еже есть  истиннаго крестнаго знамения, и святых прежних Служебников, и святаго крещения, понеже без истиннаго крещают, не во истиннаго и веруют, но в ложнаго анти­христа, о немже пишет Даниил пророк: всю волю Божию и святых его восхощет превратити, и всех первых превзыдет, и на Бога, и на царя возгордится, и своим умышлением заповесть держати; якоже глаголет Іоанн Богослов: и даст им знамение на руку десную и на чело. Кое сие знамение? Мню, яко три персты. Число летом 666. И даст им свою печать за крест Спасителев. Понеже, государь, таковый человек ктому не может истинное знамение на лицы своем положити, и не может разумети истинны, омрачает бо у таковаго дух противный ум и сердце его; не велит бо окаянный знаменатися именем Сына Божия, великим и славным, еже есть два перста, якоже и Христос. И паки святый Ефрем глаголет: якоже свещник света носит свещу, тако и человек имя Сына Божия на челе; лукавый же возненавидит сие. И который человек знаменается знамением Христа Спасителя нашего, таковаго человека не отступит Гос­подь, но и просветит сердце его и к себе присвоит. Тем бо, государь, егда учнет льстивый распространяти печать свою, подобает всякому верному неослабно подвизатися даже до смерти. Сего ради и Богослов глаголет: который человек пр